ПОСЛАНИЕ МОЛОДЫМ - Мохаммәт Миначев - TURAN-SAM : TURAN Stratejik Araştırmalar Merkezi - http://www.turansam.org









ПОСЛАНИЕ МОЛОДЫМ - Мохаммәт Миначев
Tarih: 05.01.2010 > Kaç kez okundu? 3141

Paylaş


Мохаммәт Миначев.

ПОСЛАНИЕ МОЛОДЫМ.



Решился обратиться к нашей молодежи, помня поговорку, уж и не знаю, кто и зачем придумал ее, ну, вроде как подходит к сложившейся ситуации, «если Гора не идет к Мухаммаду, то Мухаммад идет к горе». Поскольку молодежная организация «Бердәмлек» в начале изъявила желание встретиться со мной, в последствии отказалась. При этом выяснилось, что татарская молодежь, оказывается, вовсе меня не знает? Это известие удивило, мня, и поразило одновременно. Как же так? Я около четырех десятков лет тружусь на татарскую нацию, а нашей молодежи ничего не известно о моей деятельности? Вот это дело, подумалось, значить я впустую работал на национальной ниве все эти годы? А ведь было проделано мною за эти десятилетия горы дел, поднято множество вопросов относительно татарской культуры, в области языка, истории. Одним словом, национальные проблемы, которых оказалось не початый край. Конечно, в итоге мало, чего из задуманного удалось сделать, хотя некоторые вопросы и были решены положительно. При существующей угрозе ассимиляции татар, конечно, этого было не достаточно. Но, к сожалению, добиться решения всех этих проблем, вернее воплощение их в жизнь, от одного меня не зависело, тут нужно было к этому делу вовлечь татарские массы.

Я осознал, что этот вопрос сам по себе сложный и требует кропотливой работы в течение не одного десятка лет, практически не видя реальных результатов своего труда. Что делать? Бросить и забиться в угол, говоря, «хватит»? Я сделал что мог, пусть теперь другие делают? Конечно, я так поступить не смог. Ну, тем не менее, поднятые мною вопросы национального возрождения татар дорогого стоят. Возможно, современники и не оценят по достоинству, чаще всего так и получается, но, обязательно история оценит надлежащим образом.

Ну, с чего началась моя деятельность на ниве татарской культуры? Разумеется, с анализа положения татарского народа в СССР, что они из себя в Союзе представляли и какое место в этом обществе занимали? Анализ показал, что практически татары не присутствовали в этом обществе, во всяком случае, такое было ощущение, в госучреждениях СССР и РСФСР, да и в обществе целом. Татары явно уступали многим народам Союза, не только русским, но и всем народам союзных республик и даже некоторым народам автономных образований.

Вклад татарского народа в становление советской власти был значителен, особенно в Средне Азиатских республиках. И даже по численности населения татар в Союзе, было значительно больше, чем у некоторых союзных республиках, не говоря уж о народах автономных республик. Например, по численности татары в Союзе уступали только русским, украинцам, узбекам и казахам, т.е., четырем народам из более чем сотни народов населяющих СССР. Даже численность населения таких союзных республик, как Киргизская ССР, Азербайджанская ССР, Армянская ССР, Таджикская ССР, Молдавская ССР, Литовская ССР, Латышская ССР, Эстонская ССР – были по численности меньше чем татары. А уж о Башкортостане или Чувашстане и Мордовии и говорить не приходится. Но, тем не менее, негласно ощущалось, что руководство Союза дает им, этим автономным народам, какие-то преимущества перед нами. Вот такое не справедливое и унизительное состояние моего народа меня сильно расстроило, захотелось исправить такое отношение к нам со стороны властей. Начал писать письма в партийно-советские органы СССР, указывал на несправедливое отношение властей к нам татарам.

Помнится, в 1975 году в Москве прошли гастроли татарского академического театра им. Г. Камала. Народу было тьма на спектаклях, особенно понравилась пьеса Нурихана Фаттаха «Кол Гали». На сцене была роскошная декорация, персонажи одеты все в золото и шелка, шикарная старинная мебель, ханские хоромы, разодетые вельможи и т.д. Мы все ахнули от увиденного великолепия. Разве у нас, у татар в древности были такие великолепные и богатые убранства? Одежды в золоте, хан и его трон произвели неизгладимое впечатление на зрителей. Мы же привыкли считать, что у татар ничего не было, ни домов, ни дворцов, так кочевое общество, откуда у кочевников дворцы. А тут такая роскошь, у зрителей глаза засияли от радости, а нашим удивлениям не было предела.

В те дни в газете «Правда» вышла разгромная статья некоей Михайловой (наверняка имя вымышленное), по поводу спектакля Н. Фаттаха «Кол Гали», где автор статьи писала с негодованием: «Какие у татар ханы, какие дворцы могут быть у кочевников» - таков был лейтмотив статьи. В последствии я не помню, чтобы театр Камала возвращалась к постановке этой пьесе Н. Фаттаха, судьба ее была решена этой публикацией в газете «Правда». Статья Михайловой в «Правде» взбудоражила московских татар, начали писать письма в «Правду», требуя опровержения. Мы сильно удивились словам из этой статьи, «как это у татар не было ханов? У кого же тогда русские князья брали ярлыки на княжение?». Эта статья показала истинное наше положение в Союзе, подлинную историю своих предков, которую нам, оказывается, нельзя знать.

В 1977 году, в Союзе решили принять новую Конституцию, которую назвали брежневской. А до этого, Советский Союз жил сталинской Конституцией, решили поменять ее на новую. С этой целью объявили с большой помпой, что эта Конституция СССР будет самой демократичной и, самой-самой, и объявили Всесоюзное обсуждение текста будущей Конституции. Решился и я включиться в эту кампанию, благо дело, покупал каждый день газету «Правду» и читал исключительно передовицу, поскольку там печатали официальную точку зрения на все случаи жизни в союзе, а остальные статьи читать не имела смысла, поскольку в них не было ни какой правды. Беру, читаю и нахожу, в ст.ст. 19, 36 абзац, который противоречил моему восприятию советской действительности. Поскольку везде и всюду писали «что в союзе, братство «равноправных народов», в этих статьях писали «о слиянии всех нерусских народов с русским». Я написал в газету «Правда», что эти абзацы в указанных статьях ассимиляторские, русификаторские, против чего в свое время выступал В.И.Ленин. Эти абзацы подрывают основу советской системы, их нужно исключить, и далее по тексту.

А в 1978 году решили создать татарскую художественную самодеятельность, с тем, чтобы завоевать открытую сцену в Измайловском парке, где ежевоскресно собирались татары, примерно 1,5-2 тысяча молодых и среднего возраста людей. С этой открытой площадки ежевоскресно выступали бригады Москонцерта с 16-и до 20-и часов. А наши люди начинали собираться в то же самое время. А самый пик, наибольшего количество татар в парке достигался к 19-00 часам, а где-то 20-30 народ начинал покидать парк в массовом порядке. Поскольку утром всем нужно на работу, а кому - в институт. Бригада Москонцерта глушила нас своими песнями, разумеется, все песни на русском языке. Нам общаться друг с другом было сильно затруднительно, голос с динамика заглушал все вокруг. Мы видели это безобразие, понимали, что власти специально нам такую казнь устраивают, но не могли с этим ничего сделать. Администрация парка, когда мы пытались протестовать, заявляла всегда, что они тут ни причем, все это происходит по указание МГК КПСС. Чтобы заменить бригаду Москонцерта у нас не было ни самодеятельных коллективов, ни профессиональной группы в Москонцерте. (А ведь в Москве всегда много проживали татары, советская статистика безбожно врала, всегда количество татарского населения Москвы, показывала меньше, чем есть, то 160 тысяч, то 360 тысяч, то 800 тысяч, а сами татары считали не меньше миллиона.)

В последствии, когда образовался ансамбль «Хыял» в 1983 году, то они наотрез отказались выступать в Измайловском парке на нашей площадке, на открытой сцене. Ну, их понять можно. В парке нужно было выступать бесплатно, но им нужны были деньги, у них был план, спущенной Москонцертом (ансамбль должен был приносить выручку в Москонцерт). Единственным выходом из создавшего положения, было, казалось тогда мне, это создать свой самодеятельный коллектив. Вот я этим и занялся в конце 1978 года, а к открытию парка, в следующем году, у нас уже был свой самодеятельный коллектив.

И с этим коллективом, оказалось, мы не можем выступать на нашем Поле, с открытой концертной площадки, поскольку порядок выступления на этой площадке утверждает и контролирует МГК КПСС. А, заявку на концертное обслуживание «татарского поля», конечно, давала администрация Измайловского парка, хотя и пыталась это скрыть от нас.

Потом, начались хождения по советским инстанциям с просьбой выделить нашему коллективу штатную единицу для концертмейстера, помещение для репетиций. В 1979-80 гг. в нашем коллективе самодеятельности было 40 членов, наш коллектив стал членом Всесоюзного хорового общества. Платили им какие-то взносы, имели членские билеты и т.д. Но, власти на нашу хитрость не обратили никакого внимания, нам отказали в штате и в помещение то же. Нагло советский чиновник тогда заявил в лицо: «езжайте в Казань и там создавайте свою самодеятельность!». Как будто в Казани не было коллективов русской самодеятельности? Им там можно, а нам тут, выходит дело, нельзя? Какая несправедливость! Вот в таких условиях я оказался, лицом к лицу с советской бюрократией. Я не сдавался и продолжал писать и требовать, доказывать, что нас ущемляют по национальному признаку,

тогда к этому делу подключили КГБ. Теперь уже стали нас таскать по одному в эту контору. Последним из нашей самодеятельности, в 1982 году с большой помпой вызвали меня на Лубянку (Дзержинская ул.). Принес повестку, чтобы я явился на следующий день к 10-00 часов, по адресу, ул. Дзержинского. А дома была только одна старая и больная теща. Вот этот сотрудник дает ей повестку, и просить расписаться. На что теща отвечает: «неграмотная, не могу расписываться, оставьте, я передам». А этот, давай ее запугивать, «знаете, я откуда, расписывайтесь»! Тогда теща и говорит, «оставьте я передам, или уходите! Иначе буду кричать!» Пришлось ретироваться сотруднику восвояси. Вот несколько слов хочу сказать в адрес покойной тещи, хорошая она была человеке, урны булсын! Мы с Хавой сошлись уже взрослыми, обеим было тогда по 42 года. Я переехал к ним, и стали жить. У Хавы был сын, учился в 6 классе и мама ее звали Зәйнәб Имаметдин кызы, жила она вместе с ними. Я новый член семьи, конечно, хочется каждой матери, чтобы ее дочь нашла порядочного человека, чтобы был и татарин, не пил и не курил. Мама Хавы была умная от природы женщина, рассудительная и бесконечно терпеливая, но, не забитая, когда нужно было, могла сказать веское слово. Хорошо относилась ко мне, как своему сыну. Вот однажды мне жалуется она, «Мохаммәт мне какие-то незнакомые люди каждый день звонят и часами тебя поносят, говорят по-татарски”. А я ей, “Слушай больше, клади трубку и не слушай их мама”. Больше не жаловалась, видимо поступила так, как ей я советовал.

Приехал в назначенное время, а того, который меня вызвал, не оказалось на месте. Тогда я, недолго думая, взял и вышел обратно, сказав, подожду на улице, а сам решился пройтись немного по улице, до Стретенки и обратно. Теперь уже я опаздывал на 5 минут. Подхожу в приемную КГБ, а там меня уже ждет, пожилой мужчина похожий на Андропова и нервно курит. Думаю, «неужели сам Андропов?», конечно же, нет, просто немного похожий на того. Заходим в кабинет с полковником Мишариным, так была обозначена его фамилия на повестке, а там сидит молодой сотрудник, тот, который ко мне приходил домой в 1980 году, перед началом Олимпийских игр. Выяснял у меня тогда, буду ли я общаться с иностранцами вовремя олимпийских игр? Советовал воздержаться от такого шага. Я тогда сказал, «что владею только двумя языками; татарским и русским, если среди них найдется владеющий этими языками, то с удовольствием пообщаюсь. Поинтересовался, «почему это он с этим вопросом обращается ко мне? Ткнул в Небо пальцем и попал в меня, что ли»? Отвечает, что против моей фамилии появилась точка, «вот я и пришел предупредить». Откуда эта точка могла появиться, думал я тогда, так и не мог ничего придумать.

Как только вошли в кабинет, этот молодой сотрудник подошел к дверям и демонстративно закрыл двери изнутри на ключ, а ключ вынул из замка и положил в карман. После чего отошел в угол кабинета и сел. Мне это показалось смешным, что я убегу что ли? Нет, конечно, видимо это было сделано с целью меня запугать. Здание КГБ СССР на Дзержинке, опасное здание, тебя заводят в кабинет, потом двери за тобой закрывают на ключ? Это помещение заслуженно пользуется дурной славой у народов, сколько невинных людей сгинули, за этими дверьми? Я понял, пожилой сотрудник КГБ играет роль «доброго» сотрудника, а этот молодой играет роль «злого» сотрудника. Если «добрый» сотрудник тому даст знак, то этот «злой» сотрудник будет меня избивать. Но, «добрый» сотрудник не подал «злому» сотруднику сигнала и беседа шла довольно оживленно. Я стоял на своем, не обращая никакого внимания на присутствие «злого» сотрудника. Тогда он решил сам напомнить о себе: «Ты слишком храбрый, забыл, где находишься? – подает голос «злой» сотрудник. Говорю, «а что мне бояться, ничего противозаконного не делал, чтобы опасаться».

Беседовал со мной где-то полтора часа, разговор пошел по кругу, он «чего я добиваюсь», а я говорю, «штатную единицу и помещение для коллектива». На что заявляет, что это не тот орган, где выделяют штаты и дают помещения. Я парирую, «зачем тогда вызвали, раз это не в вашей компетенции»? Вот тут меня и одернул «злой сотрудник». А другой взялся запугивать; начал обвинять меня в антисоветизме. Говорю, что по-вашему, петь на татарском языке - это антисоветчина? Он вынужден признать, что – нет. Тогда о чем мы с вами тут толкуем, спрашиваю его? Он заявляет, что я много пишу в советско-партийные органы, выступаю против политики Партии и Правительства в национальном вопросе. Я опять повторяю и показываю песенник, вот советский поэт написал стихи, советский композитор сочинил музыку на эти стихи, а мы, советские граждане песню эту поем, но на татарском языке. Что, запрещено петь по-татарски? Отвечает, нет, не запрещено. Тогда говорю, зачем меня сюда вызвали?

- «Вот люди пишут, что вы в самодеятельности ведете антисоветские разговоры. Подговариваете людей против советской власти». И бросает на стол довольно толстую папку с бумагами. Вытаскивает оттуда одну бумажку и дает мне читать. Читаю, написан донос на меня в 1980 году, все там есть, и фамилия, и имя, и дата. Написана клевета на меня, так и говорю, клевета это, вспоминаю эпизод с выступлением нашего коллектива в Измайловском парке и инцидент с художественным руководителем д./к «Маяк», говорю это- вранье. Достает еще одну бумажку из папки и подает мне. Читаю, текст в пол - листа, явно написан под диктовку, но уже наш товарищ, свой татарин. Говорю, ну, это он написал под диктовку вашего сотрудника, а что мог он сделать? Отказаться? «Опять же это ничего не доказывает». Тогда он дает еще одну бумажку, опять в пол - листа, так же написан под диктовку, потом дает еще один лист. Этот лист большой и списан с обеих сторон, явно человек писал сам, как бы отсчитывался перед вышестоящим начальством. Я говорю, ну, это явный кляузник, возможно, ваш сотрудник, ей видимо все равно кого грязью обливать. Тут встревает «злой сотрудник», «Ты что-то слишком храбрый, забыл, где находишься»? Я отвечаю, «А чего мне боятся, ничего противозаконного не совершил, просто мы хотим петь на татарском языке. По Конституции все языки у нас равны. Ну, ведь нет ни одного аргумента го том, что я там вел антисоветские разговоры, ни одного примера, голословное обвинение. Какими словами я им втолковывал антисоветчину? Нет этих слов, она их не приводит, значить все это выдумки».

Глаза «доброго сотрудника», полковника Мишарина какие-то грустные, видимо ему порядком надоело заниматься ерундой. На самом деле, разве это дело КГБ заниматься «запрещением» языков? Им нужно преступников ловить, охранять безопасность страны, а тут им приходиться запугивать людей поющих песни на своем родном языке. Невольно могла закрасться мысль, о загубленной своей жизни, в рядах КГБ занимаясь черте чем. Все же люди – человеки, мыслящие, думающие и наверняка порядочные люди были и в этих органах, может не так много, но все же были.

На этом он отстал, предупредил, если я еще побеспокою партийных бонз своими письмами, он эти бумаги передаст в суд. «Это ваше дело, хотите, передавайте, хотите, нет, я ничего противозаконного не делал и моя совесть чиста», ответил я.

Так, с чего начать? Начну, пожалуй, из нескольких анекдотичных случаев, в которых оказались наши милиционеры – блюстители законности. Однажды стою в Измайловском парке и собираю подписку на татарские книги. Как обычно, написал небольшое объявление и прикнопил ее к дереву, в руках держу Темплан, выпуска татарских книг издательства Татарстан, и пачку почтовых открыток, для оформления подписки. Люди приходят, я им объясняю сложившуюся ситуацию с татарской книгой в Москве, что на 1,5 миллиона татар в Москве, а в магазине «Книжный Мир» всего около ста книг. Сюда входят книги и на русском языке и на татарском. Москва явно старается нас оставить без своего языка, вот я решил это положение исправить и взялся горячо за это дело. Вот передо мной появляются два милиционера, один такой длинный, как «дядя Степа». Встали напротив меня, один подбоченился, руки по бокам и заявляет мне: «Я вас слушаю»! Поскольку милиционеры ко мне подошли, видимо у них, думаю, есть ко мне какой-то вопрос. Я отвечаю, «я вас слушаю». Милиционер опять свое: «Я вас слушаю»! Я повторяю опять: «нет, я вас слушаю!». Так раз десять повторили друг другу «я вас слушаю!», «нет, я вас слушаю!» Тогда милиционер, спрашивает у меня: «Разве тут нужно стоять и заниматься подпиской на татарские книги»? Я отвечаю, «тут именно то место, поскольку татары только в Измайловском парке собираются, а это и есть потенциальные читатели татарской книги». Так милиционеры несолоно хлебавши, ушли восвояси, а я остался и продолжил свое дело.

В те годы, в Москве был единственный книжный магазин, «Книжный Мир», где продавались книги союзных и автономных республик (ул. Кировская д.6, ныне Мясницкая ул.д.6, «Библиосфера» называется).

Книгам союзных республик были отданы по шкафу, а книгам автономных республик – по две полки. Я как-то зашел в этот магазин в 1985 год, поскольку одним из любимых и необходимых для пополнения знаний по истории татарского народа, были поиски таких книг. Набрел в этот отдел и начал смотреть книги на языке, понятно книги на исторические темы, или по истории, хотя бы относительно касающегося нашей истории книги были редки. Но меня заинтересовали и книги на татарском языке, известных и неизвестных для меня татарских писателей, поэтов. Перечень книг был мал, всего 40-50 названий и количественно не больше двухсот. Они же нас лишают языка, если люди не читают книги на своем языке, как они язык свой сохранят? Такое положение вещей у меня вызвал обеспокоенность, почему так мало книг на татарском языке? Я, к заведующий с этим вопросом. «Почему, так мало книг на татарском языке?», задаю вопрос. Отвечает, «Казань не присылает». У меня сомнение, правду ли говорит заведующая, иду к директору, все с тем же вопросом, «почему»? Директор так же отвечает, что Казань им так мало книг присылает, сколько присылают, столько они выставляют на продажу». Думаю, что это, в Казани не понимают, что нас они лишают языка? Вышла оказия, поехал в Казань, захожу в Таткнигаиздат, нахожу нужного человека и задаю им свой вопрос. Они мне отвечают, «Нет, это магазин «Книжный Мир» не заказывает татарскую книгу, сколько заказывают, мы им столько и отсылаем». «Как не заказывают»?- спрашиваю я.

- У нас такая система работы, сколько заказывают, мы столько отсылаем, если свыше заказа отошлем, то они книги обратно не возвращают, и деньги за проданные книги не перечисляют»- был ответ.

Значить, меня водят за нос, в этом «Книжном Мире», делаю я резюме. Возвращаюсь домой, захожу в этот «Книжный Мир» и устраиваю им бучу, почему вы мне дали неточную информацию? Требую у директора, «Казань готова Вам выслать столько книг, сколько вы закажете, говорю им.

- Я только что был в Казани и разговаривал работниками Таткнигаиздата, они в один голос утверждают, что это вы им заказы не делаете. Почему вы так поступаете, хотите нас татар лишить языка?

Директриса парирует, мол татары не подписываются на книги, вот сколько подписываются, столько, мол и заказываем. Они мол, «столько и делают заказ в Таткнигаиздат». Я спрашиваю, «а на книги на русском языке, вы тоже собираете заказ?» Отвечает, что книги на русском языке, они делают заказы в Издательства без оформления подписей. «Почему так», спрашиваю, «мы должны на свои книги подписаться, а русские нет?» Говорит, что русские книги расходятся, их покупают, а вот татарские книги могут застрять, а они, мол, работают от выручки.

Могут застрять, а может, и нет? Как узнать, будут ли покупать или нет, если нет книг в продаже? Какая чертовщина, подумалось мне, вот я и взялся организовать подписку на татарскую книгу. Приступил сразу же, взял у них темплан на 1986 год, и начал работать. К этому делу привлек несколько активистов, и мы начали подписную кампанию, в тот год собрали несколько тысяч открыток, с адресами-заказами москвичей-татар, и все это я сдал в магазин «Книжный Мир».

Наступает 1986 год, иду в магазин «Книжный Мир» и опять вижу старую картину, две полки с татарскими книгами. Спрашиваю у продавца, «это все татарские книги, а другие книги есть?» Отвечает «все тут, других нет». Иду к директору, спрашиваю, «где наши книги, мы же вам сдали открытки с заказами на несколько тысяч экземпляров книг? Где они?» Директриса, отвечает, что «наш заказ не пропустила вышестоящая организация, «Москнига».

Беру координаты этой организации, и начинаю вести разговор с ними. Пришлось перейти на эпистолярный жанр и писать письма по инстанциям книжной торговли. Выяснилось, эти торгующие книгой организации: «Москнига» и вышесотящяя организация «Роскнига» не заинтересованы в продаже татарской книги. Получается, что эти организации специально тормозят продажу татарских книг в Москве. Раз так, то нужно против этого бороться, решил я. Приступил к делу, и стал бомбардировать письмами в эти организации, приводил неопровержимые аргументы, доказывающие неправоту их. Связался с «Таткнигаиздатом» по этим делам, они стали мне лично присылать экземпляры Темплана в начале августа месяца, чтобы я успел организовать подписку к сентябрю в конец месяца. Вот какие сжатые сроки.

К этому делу подключились и некоторые наши писатели, члены СП Татарстана, серьезную помощь в этом деле оказал писатель Тауфик Айди.

Наконец добился, что «Роскнига» была вынуждена признать мои аргументы и увеличить заказ на татарские книги. Я развернул такую деятельность, так мобилизовал людей, что к следующему 1987 году, магазин «Книжный Мир» сделал заказ более чем на 14000 книг на татарском языке. Что очень пригодилось на Сабантуе в 1987 году, на сувениры много книг накупили в тот год. Эта была победа.

Параллельно с книжной компанией, я провел столетний юбилеи Г. Тукая (дважды), Ф. Амирхана в 1986 гг., а в 1987 году, провел 100 летие Махмута Галяу и 100 летие первого татарского романа Муссы Акъегет заде, «Хисаметдин менла».

И в 1987 году организовал и провел первый Сабантуй в Москве в Измайловском парке, несмотря на противодействие Первомайского РК КПСС. Которую спровоцировал Нур Гарипов, специально дезинформировал торговца из «Татарской кулинарии» (которая была открыта в том же году, ул. Полянка дом 1.,чтобы помочь с обеспечением продуктами столицу), послал просить разрешение на торговлю своей продукцией на Сабантуе, прекрасно зная, что разрешение от них не требуется. Естественно отказали, чем выше начальство, тем им дела низших звеньев неизвестны и они на всякий случай отказывают.

После этого Сабантуя, мне позвонили из МГК КПСС, и предложили Сабантуй в следующем году, проводит совместно с ними. На что я охотно дал свое согласие, сказал «от вас призы», ответили, «добро, на призы деньги выделят». Замечательно. Вот с тех самих пор Сабантуй в Москве проводится с участием властей и в начале июля, они выделяют деньги на празднование Сабантуя.

В этом же 1987 году, был участником митинга крымских татар на Красной площади. Их тогда собралось в Москве более тысяча человек, хотели встретиться с Горбачевым и потребовать от него возвращения их а Крым, на историческую Родину свою. Я уже несколько лет был с ними в контакте, периодически встречался с ними, некоторые из них жили в Москве, я с ними общался. В 1983 году у меня на квартире на Ленинском проспекте праздновали 100 летний юбилей газеты «Тарджуман», Урал Шарипов сделал портрет Исмаил бей Гаспринского, который, висит у меня дома и сегодня.

Крымские-татары стали стягиваться из Ташкента, Краснодарского края в основном из двух мест, тогдашнего место их пребывания. Людей прибыло много, нужно было их как-то разместить, обратились ко мне за помощью, у меня была комната в Бибереве, я им отдал ключи, там их разместилось человек 8 или 9, точно не знаю. Крымские татары основательно готовились проведению этого митинга, скапливались в Москве в течение месяца или более. Писали плакаты и воззвания, печатали информационные бюллетени по несколько сотен штук, при том, надо было каждый день новый текст Обращения печатать. И это в то время, когда пишущие машинки были на учете в КГБ. Это сейчас на компьютере быстро, а в то время никакой оргтехники, разумеется, не было и в помине. Все это требовало денег, т.н. «инициативники», которые возглавляли крымско-татарское движение за возврат в Крым, имели большую поддержку у народа, каждый крымский татарин обязан был давать какие-то деньги в это движение, деньги собирали «инициативники» и они же распределяли их. Необходимо было поддерживать материально и тех, которые сидели в советских лагерях, и тех которые возглавляли движение, многие из них были безработными и на всякие поездки по стране, на пишущие машинки и т.д. и т.п. Денег требовалось не мало, народ не жадничал, щедро помогал. А их не сотни, а тысяча ездили по всему Союзу, всех надо было обеспечить материально, чтобы были сыты, одеты и обуты. Все расходы движения за возврат в Крым, на свои плечи взял крымско татарский народ, за что им огромная благодарность потомков. Героический крымско-татарский народ, с четью вышел из этого испытания победителем, дай Алла, чтобы и в дальнейшем сопутствовал удача этому народу. Как власти старались расколоть крымско-татарское национальное движение, подкупали, запугивали, шантажировали, они все выдержали во имя возврата на Родину в Крым, даст Алла единство свое не утратят и в дальнейшем, выстоят против своих недругов как с лево, также и справа, которые пытаются растащить их по разным углам. Мустафе Джемилеву удалось все эти подводные камни обойти и собрать их воедино, образовать Милли мәҗлес крымских татар, который взял на себя функции национального Правительства.

Потом долго они передавали ключи от моей комнаты друг другу, даже уже, и, не сообщая мне об этом. Где-то месяцев через шесть, или семь, мне вернули ключи.

Тогда собрались чуть ниже храма Василия Блаженного, на Спасском спуске Кремля, где обычно последние годы проводятся различные рок – концерты заезжих гастролеров. Митингующими были подготовлены большие транспаранты митингующими с требованием вернуть им Родину-Крым! В одном из них было написано: Родина или смерть!, которую держал Умер Бекиров, один из лидеров инициативников, крымско-татарского движения за возвращение в Крым, он представлял Краснодарскую группу. Ташкентскую группу возглавлял Фуат Аблямитов, Сабрие Сеутова, Искандер поэт, фамилию уже не помню, и еще были активисты из разных мест временного обитания крымских татар. На кануне был у Басыр ага Гафарова, у него были делегаты из разных мест обитания крымских татар. Там встретился с Мансуром ибн Талыб и договорились пойти вместе на этот митинг на Красную площадь.

Митингующие крымские татары хотели идти к мавзолею Ленина и повернули в узкий коридор между храмом Василия Блаженного и с домом напротив, но тут оцепление милиции перегородила путь, милиции тоже было много. Митингующие напирают на милицейскую кордон, а милиционеры взявшись за руку, стоят и не пропускают, попытались прорвать, не получилось, милицейские силы так же были внушительны. Митингующие не хотели слишком обострять отношения, и оставили попытку прорыва и вернулись назад. Спустя какое-то время, может через час, появилась большая толпа людей, которых организованно подвезли на автобусах, и они расположились напротив митингующих крымских татар, у гостиницы «Россия» и стали выкрикивать оттуда анти татарские лозунги, типа: «Сталин вас правильно депортировал! Вы предатели! И всякое такое. Расстояние было приличное, наверное, москвичи себе это представляют, от Спасского спуска до гостиницы «Россия», приличное расстояние все же. Митингующих поведение «ряженных» сторонников властей возмутило, то же стали им в ответ выкрикивать разные слова, но потом быстро сообразили, это пустое дело отвечать провокаторам, и не стали обращать внимание на них. Через какое-то время «ряженые демонстранты» исчезли так же не заметно, как и появились. Милиционерами командовал генерал-майор милиции, фамилию так же уже не помню, кажется, он в то время возглавлял Московскую милицию на Петровке. Через него был связь с Кремлем. Потом слышу, что было предложено встретиться крымским татарам с Громыко А.А., тот в то время был председателем Верховного Совета СССР, фактически номинальная глава государства. Но, вся власть в стране принадлежала ЦК КПСС и Генеральному Секретарю, Горбачеву М.С. Руководители крымских татар на митинге, отказались от встречи с Громыко и продолжали настаивать на встречу с Горбачевым. Я подошел к руководителям и сказал, что они совершили ошибку, отказавшись от встречи с Громыко, который является номинально Главой Государства, что Громыко им этого не простить. В ответ мне заявили, «Мухаммад, если бы мы тебя не знали, то подумали бы, что ты провокатор. Нет, мы правильное приняли решение не идти на встречу ни с Демичевым, ни с Громыко». (Демичев П. член Политбюро ЦК КПСС и заместителем Громыко). Я им объяснил, чем это чревато для них, «но уж дело сделано, теперь стойте на своем». Я был с ними на этом митинге до 23-часов, ночевать не остался, поскольку домашние не были в курсе, разумеется, будут волноваться, а предупредить не мог, из дома ушел утром, ночевать не вернулся? А они остались на Красной площади на ночь. Насколько я помню, это был первый многолюдный митинг на Красной площади в Москве (по длительности шедший целые сутки), ни до этого, ни после такого, ни разу не повторилось.

На следующий день, решил заглянуть на Красную площадь, узнать, как разворачиваются события с митингом протеста крымских татар? Уже возле ст. метро «Пл. Ногина, ныне Китай город» встретил крымских татар, они собирались идти в Кремль на встречу с Громыко?! Оказалось, им очень настойчиво рекомендовали встретиться с Громыко, вот им прислали автобус, на котором их повезут в Кремль к Громыко. Пошли к приемной ЦК КПСС, ул. Ильинка дом 7, кажется (в последствии в этом здание разместили Конституционный Суд РФ), там уже ожидал несколько автобусов «Пазик». Крымские татары уселись в автобусы и поехали на встречу с Громыко, а я с остальными крымскими татарами остался. Немного потолковали и разъехались. Накануне еще по ЦТВ показали сюжет, как крымские татары в Измайловском лесу встречаются с американскими корреспондентами. Картинка была плохая, темная, практически не разобрать, кто с кем и зачем встречался. Ну, главное, встречались тайно, в Союзе всякие тайные встречи устраивали лишь враги, отсюда обыватель должен был сделать вывод – крымские татары враг, предатели, встречаются с иностранными журналистами! Тогда это было равнозначно сотрудничеству с гестапо, наверное, только так можно охарактеризовать ментальность советских людей.

Как рассказали позже, что Громыко их принял стоя, не предложил ни сесть, не стал вникать в обстоятельство проблемы крымских татар. Конечно, он прекрасно все знал, ведь был очевидцем депортации, так что проблема для него не нова. Практически Громыко выставил делегацию крымских татар за дверь, выразив неудовольствие их митингом на Красной площади. После выхода крымских татар встречи с Громыко, их всех повязали и отправили, кого на поезд, кого в аэропорт на самолет, отправили по местам их временного проживания. Милиционеры и люди в штатском предварительно их сильно избили, например, когда забрасывали в автобус, журналистку Сабрие Сеутову, специально ударили ее о косяк головой, которая при этом получила серьезную травму головы и шейного позвонка. Долго болела, после этой травмы так и оправилась и умерла спустя пять лет, ей было где-то лет 35-37.

В воскресение, как обычно поехал в Измайловский парк, мне было уже известны зверства советской власти проявленное против крымских татар. Я написал небольшое объявление об этих событиях, прикнопил к дереву и стал рассказывать людям о событиях которые происходили на днях на Красной площади, про митинг крымских татар, про их избиение властями. Прошло какое-то время, вижу, идут в направление ко мне молодая парочка, лет может по тридцать, наверное, подходят, читают объявление и тут же поворачиваются и уходят. Ушли и ушли, вопросов не задавали и я им ничего не говорил, много же людей ходят, каждый со своим интересом. Буквально через минут десять, появляется на поле наряд милиции, и направляются ко мне. Я быстренько беру свое объявление снимаю и кладу дипломат. Они ко мне, «откройте дипломат, покажите объявление, которое только что туда засунули!» Я говорю, «а есть у вас санкция прокурора на обыск?» Отвечают, нет. «Тогда я вам ничего не покажу», говорю им. В советское время было какое-то соблюдение законов, не то что сейчас. При демократии. Вроде законы есть защищащюшие права граждан, но тут же другим законом все твои права зачеркивается (Закон «о противодействии терроризму»), который позволяет милиции сделать с вами все, и обыск, и задержание и даже избиение.

Тогда милиционеры требуют у меня паспорт, а паспорт я как обычно с собой не носил никогда, нет необходимости в этом. Отвечаю «паспорта с собой нет». Тогда говорят «идемте в отделение». Я спрашиваю «зачем?» Отвечают, «чтобы выяснить вашу личность». Я им говорю, пишите, называю себя полностью как положено, номе и серию паспорта, которые помнил наизусть. Они продолжают настаивать, а я отказываюсь. Тогда среди наряда милиции в штатском, говорит мне пройдемся немного по парку, соглашаюсь, и идем вокруг борцовской круга (мәрә), как обычно прогуливались в парке. Идем молча, он молчит, и я молчу. Проходим, круг два круг, три круга, никто из нас ни слова не говорит. Потом он отходит от меня, ко мне сразу подходят люди, которые наблюдали за нами с самого прихода наряда милиции в парк, они сообразили, что милиция пришла за мной. Опять подходят милиционеры, предлагают идти в отделение. Я опять отказываюсь идти в отделение. Вновь ко мне подходит в штатском и опять предлагает пройтись. Проходим опять молча, несколько кругов вокруг борцовского круга (мәрә), после чего расходимся. Милиционеры опять начинают меня приглашать в отделение. Я вновь отказываюсь идти с ними. Тогда человек в штатском вновь подходит и предлагает пройтись. Снова шагаем молча вокруг борцовского круга (мәрә), и опять молча расходимся в разные стороны. Так продолжалось довольно долгое время, наконец терпение у милиционеров кончается и они решаются затолкать меня силой в свою машину. Но тут вмешались люди, окружили меня плотным кольцом и сказали милиционерам, что они меня не отпускают, пусть милиция убирается от куда пришла. Что они меня хорошо знают, кто он и где живет, вы можете в адресной службе проверить и по телефон, нечего ему делать в отделение милиции! Вот так меня защитили люди, защитил мой народ. После этого милиция убралась и мы поехали по домам, люди меня сопровождали до безопасного места, до метро добрались вместе, а там уже никто к нам не придрался.

Я одновременно занимался несколькими делами, все они были важны для нашей культуры и для нашего будущего. 1985-1987 гг, я «открывал среднюю школу» в моей родной деревне Яндовища, Горьковской области. В 1985 году был в деревне, там отстроили здание новой школы, кирпичная, просторная двухэтажная школа, осовременим оборудованием классов, со спорт залом и т.д. Одним словом, хорошая добротная школа для села, но опять почему-то 8-летка (тогда были школы неполные средние -8-летки, и средняя школа с 10-11 классами обучения). Деревня большая, рядом еще в пределах 3-х км, две деревни, а школа только 8-летняя. Такая несправедливость, вспомнил свои школьные годы, из-за того, что небыли в деревне средней школы сколько детей остались недоучками. (Я во время не смог окончить среднюю школу, уже спустя 7 лет, в Москве поступил в 8-класс и окончил ее в 1963 г). Решил я это дело исправить, вернулся в Москву и начал бомбардировать Министерство Среднего образования (в те времена такие были министерства). Переписка длилась два года, наконец, ОБЛОНО в г. Горьком сдалась и отписала на усмотрение районных депутатов Красно - Октябрьского района. Высшее начальство вроде бы разрешила, но перекинула ответственность на районных депутатов. Я понял, что если теперь не откроют среднюю школу в Яндовищах, то мне жаловаться будет некуда, поскольку «верхи» разрешили, а «низы» может и не захотят?

И в правду в деревне учителя 8- летки во главе с директором школы были против открытия в их родном селе 10-летку. РОНО также была против открытия полную среднюю школу. Видимо, они получили такую «рекомендацию» из ОБЛОНО, а РОНО спустило ниже это указание, вот в результате оказались против открытия такой школы. Поступок их был алогичен. Дело могло закончиться провалом, я сильно расстроился и решил довести это дело до логического конца, во чтобы не стало. Написал анонимку в РОНО и предупредил их, что если они не откроют среднюю школу, то я брошу все свои дела и займусь ими, будьте уверены, добьюсь, что вас снимут с вашей должности. Угроза подействовало, а так ведь в деревне все учителя против открытия средней школы и районе тоже, а ведь педагоги, обязаны заниматься обучением детей, создавать им нормальные условия для учебы, а они среднюю школу в деревне не хотят открывать.

А как я организовал в Измайловском парке отдыха Сабантуй в 1987 году (во! сколько дел, переделал, а было еще масса всяких мелких делишек, все и не перечесть). Я подумал, что Сабантуй народный праздник, всегда люди сами собирались, назначали день недели и место проведения праздника, собирали подарки на призы - и праздник готов. И я решил этим проверенным способом воспользоваться. Примерно прикинул, сколько потребуется денег на праздник, получилось где-то 600 рублей, в то время большие деньги. Прикинул, каждое воскресение в парке народу собирается 1,5-2 тысячи людей, если скинуться по рублю, то хватить с лихвой. Но, московские татары оказались жадными, за 6 недель собрал всего 175 р.50 к. Естественно, на эти деньги Сабантуй не проведешь, и деньги не возможно вернуть, собранные по рублю деньги, как и кому, возвращать? Хорошо выручил Абдулбэр из мечети на пр-кте Мира, он тогда был председателем 20-и в мечети, дал на призы 5 штук электросамовары, а на собранные деньги купили несколько будильников и украсили нашу площадку разноцветными шарами, красиво получилось.

В те же годы стали ходить регулярно на заседания Географического общества СССР, там делали доклады на исторические темы, а я очень интересовался историей своего народа. Помню, даже мы с Садуром В.Г. сделали там совместный доклад, о мишарях Горьковской области, он историческую часть, а я фольклорную часть. Помниться один канн. Ист.н. из Львова делал доклад на тему; «Золотая Орда и Украина», где сказал, что во время господства Золотой Орды, на Украине, погибли 3 миллиона украинцев? Эти цифры у меня вызвали подозрения, как они это посчитали? Тогда никакой статистической службы не было и в помине? Задал ему вопрос: «Как подсчитали, что 3 миллиона украинцев убили татары в то время? Ведь статистики никакой не было?» На что, нисколько не смущаясь, ответил «ученый», за 300 лет. «Так ведь за 300 лет естественный убыль народа может быть столько, или даже больше, еще разные болезни, эпидемии, локальные конфликты, которые неизбежно сопровождали людей в древности, разве можно так огульно обвинять в этом Золотую Орду? В ответ, что-то не вразумительное промямлил докладчик. Вот так складываются ложные стеоритипы о нас. В связи с этим хочу напомнить и о так называемом «геноциде армян» турками в 1915 году. Там тоже цифра 1,5 миллиона фигурирует. Я как-то спросил у одного армянина, «как могли подсчитать, такое количество жертв, не имея статистическую службу?» Армянин отвечает; «один спрятался в кустах и все видел». Как мог видеть человек с кустов, убийство стольких людей? У меня это в голове не укладывается. В этот Географическое Общество ходило много интеллигентных образованных людей, потом я забросил туда ходить, или уже больше не собиралось это общество, не помню точно. Один из завсегдатаев этого общества М. Членов впоследствии стал во главе Еврейского Конгресса. Там были интересные доклады, выступали историки отовсюду, из Чувашии, Украины, Москвы и т.д. Помню один делал доклад по раскопкам в Новгороде, нашли они там плохо сохранившуюся берестяную грамоту, где они с трудом прочли слово, «пермяч», по предположение докладчика, это, скорее всего слово иудейское, там явно просматривается древнееврейская буква z (зет). На что я заметил, что перемяч, это слово татарской кухни, мясное блюдо типа пирожка с мясом, которые и сейчас продаются под названием «беляши». Скорее всего, это было татарское слово, это и естественно, поскольку предки татар половцы-кипчаки всегда жили рядом со славянами, были соседями русских. А, евреи, разве они были 13-15 вв.в тех местах? Более к этому слову не возвращались, поскольку еврейское происхождение слово была отвергнута, а другое им было мало интересно.

Расскажу еще один случай с крымскими татарами, который произошел зимой того же 1987 года. Комне обратился Зени Амето, один из активистов крымско-тартарского национального движения, с просьбой о содействии. Они собирались с плакатами немного постоять возле мечети, после пятничного намаза на пр-кте Мира, а я чтобы выходящих из мечети людей направлял в их сторону. А они в это время развернув свои плакаты будут стоять, пусть люди читают и узнают об истинном положение дел, что их ложно обвинив в 1944 году сталинский режим изгнал из Родины. Я согласился. В нужный день и в нужный час собрались у мечети, под конец намаза, они встали с южной, со стороны михраба площадку покрытой толстым слоем снега и развернули плакаты, а я направился во двор мечсети и стал прглашать любдей, чтобы они шли через южные варота, мимо стихийного пикета крымских татар. Тут несколько наших бабаев, вдруг возмутились, стали крымских таатар обзывать предателями и тутже вызвали милицю. Буквально через несколько минут подъехал два автобуса с ОМОНОМ и начали хватать людей и запихивать в автобусы. Один из наших бабаев ходил и показывал пальцем омоновцам кого нужно забрать, всех крымских татар покидали в автобусыц и повезли в отделение милиции. Тут этот бабай милиционерам показывает на меня и говорит, “заберите и этого, он тоже с ними”, и меня забьрали тоже. Только один из всех этих наших моляшихся бабаев выступил в защиту крымских татар и за меня тоже. Он этим глупым нашим бабаям пытался объяснить, что поговору были высланы из Крыма татары, он никакие не предатели. Но эти богомольцы и слушать не хотели. Повезли меня в другое отделение милиции, а крымских татар в другую, там с ними встретиться не удалось. Вот сержант милиции подороге решил меня поучить, наверное, считал себя как представителя власти оьязанным это делать.

“Разве так нужно делать”, говорит он мне. А я говорю, “так потскажите как делать и куда идти крымским татарам. Чтобы вернуться на Родину свою. А так ведь бедненкие, считай 40 лет хотят вернуться к себе домой, вот никак не получается. Подскажите, куда им идти и кому обратиться, раз вам это известно”. Милиционеру больше не захотелось меня просвещать и замолчал.

В 1988 г. организовал и провел 80 летие нашего незабвенного и неповторимого певца – Рашида Вагапова, который так же рано ушел из жизни, ему было 52 года. Я вырос, слушая в его исполнении наших песен, очень любил слушать его пение, а в жизни его видеть не довелось, даже на его концерте ни разу не был, так уж получилось. Его юбилейный концерт первым я организовал и провел в Москве, в Измайловском парке в здание «Клуба интересных встреч». Пригласил людей из Казани, из деревни Актук. Из Казани приехали артисты, специалисты из ИЯЛИ КФАН СССР, доктор наук Нурмохаммәт Хисамов, его жена Нурҗиһан Хисамова, кандидат наук. Из Актука, директор школы Әнвәр абый Ташбулатов, студент 2-го курса КГУ Рифат Фаттахов, завклубом в д. Актук Масут Яруллин, сестры и племянники и племянницы Рашида Вагапова живущие в Москве, писатель Миргазиян Юныс и другие уважаемые люди. Портрет Рашида Вагапова, по моей просьбе написал Карим Шакиров, и его поместили на сцене зала «Клуба интересных встреч. Зал был полон поклонниками незабываемого певца Рашида Вагапова, был устроен настоящий праздник для москвичей-татар. Летом юбилейные мероприятия Р. Вагапова прошли в райцентре Уразовка и в д. Актук, где и я присутствовал в качестве гостя. Так же было широко отмечено, даже открыли музей-комнату в школе Актукова Рашида Вагапова. Спустя несколько лет зашел в эту комнату- музей Рашида абый, эта комната была сильно в запущенном состояние. К сожалению, после смерти Әнвәр абый Ташбулатова комната-музей Р. Вагапова оказалось заброшенной. Экспонаты лежали в куче мусора и пыли, макет его дома сделанной рукой большого мастера из д. Койсуы, к сожалению имения не помню, но работа была сделана прекрасно, из-за протечки потерял товарный вид, лак сошел, макет местами почернел и потерял свое первоначальное великолепие. Жаль работы большого мастера. Да, не умеем ценить прекрасное, не любим красоту, сколько по деревням дома богатых сельчан, отобранные после раскулачивания, разрушили после, разобрали по дощечку, по кирпичам, а ведь эти дома были украшением наших деревень. Почему - то никому из жителей наших сел и в голову не приходить мысль, сохранить эти старые дома, как историческая память, или архитектурная память нашего народа. Нет, не приходить. Подозреваю и города Золотой Орды, наверное, не сохранились только за того, что сами не умеем хранить то, что имеем, почему-то не ценим свое. Не зря же, имея с десяток империй в древности, ничего у нас не сохранилось, ни одного предмета, ни одного украшения, неужели в этом ислам виноват, все нам запретил? Или мы сами, такие бездумные люди, что, боясь греха, все разрушаем? А все ли ислам запрещает, все ли свою древность мы должны уничтожать? Не уверен, что так нужно поступать.

А ещё в 1988 году, решили создать общественную организацию татар Москвы. Рафкат Галимов проинформировал нас о том, что уже украинцы и армяне создали свои общества и подают документы на регистрацию в Моссовет. Принес устав украинского общества «Славутич», мы подробно ознакомились и решили тоже создать свое общество, взяв как базу устав «Славутич». Быстренько организовали инициативную группу и мне поручили написать устав будущей нашей организации на базе украинского устава. Я написал устав будущей нашей организации, используя как образец устав «Славутича». А, как будем называть нашу организацию? Тут я вспомнил, мне из Ленинграда Наиль Хамзин предлагал назвать организацию: «Клуб любителей татарской культуры Туган тел», сокращенно КЛТКА «Туган тел». В следующее воскресенье собрались в парке, и я предложил, эту название, всем понравилось это название, нас было 7 или 8 человек, а Р. Галимов не согласился и предложил другое название: «Товарищества почитателей татарской культуры Туган тел». С «Туган тел» возражений не было ни с какой стороны. Возник спор вокруг слов «Товарищество почитателей», поскольку слова «татарской культуры» присутствовало в обеих вариантах. Спорили много, все склонялись к первому варианту названия, а Р. Галимов продолжал стоять на своем. Тогда я решил поставить точку в этом споре и вынес вопрос на голосование, все 7 человек проголосовали за первый вариант, т.е. за КЛТК «Туган тел», один Р. Галимов был против и он, не согласившись с мнением большинства покинул наши ряды. Через неделю решили провести общее собрание в парке. Привлекая к этому событию всех присутствующих в это время наших людей. Вот 7.07.1988 году, собрали народ у Открытой сцены, люди расположились на лавочках (там были несколько рядов лавочек, чтобы люди могли слушать выступления артистов сидя), и мы на сцене все члены оргкомитета 7 человек поднялись на сцену, и я открыл собрание. Объяснил цели и задачи будущего общества, зачем и для чего мы ее создаем. Спросил их согласие, считать это общим собранием москвичей татар, поставил на голосование, все проголосовали - за. Прочитал устав, также поставил его на голосование, так же люди проголосовали, потом избрали рабочий орган КЛТК «Туган тел» и председателя общества. Меня избрали председателем КЛТКА «Туган тел» и членов совета из 20-и человек, если не ошибаюсь, все это конечно есть в протоколах того времени, при желание легко можно проверить. Вопрос с регистрацией оказался очень сложным, советская власть не хотела делиться ни с какой организацией, даже с мизерной, как наша, полномочиями и всячески торпедировала регистрацию. Поскольку с регистрацией были сложности, и требовало изучения всяческих бумаг, документов о таких обществах в СССР, а их было трудно достать. А в сентябре мы с женой уехали на Минводы, для поддержания здоровья. Когда вернулись, то обнаружил, что Р. Галимов с Н.Гариповым создали новое общество, и назвали ее: «Товарищество почитателей татарской культуры Туган тел», куда перебежали несколько человек из нашего КЛТК «Туган тел» (А. Галимов и Юнус Ахметзянов, друг Нура). По возвращение из отпуска погрузился в общественные дела, парк уже не работал, поскольку уже была осень, дожди, слякоть, гряз, в это время народ уже в парк переставал ходить. Каникулы до весны.

Решил собрать общее собрание татар Москвы, договорился с дирекцией клуба им. Зуева, недалеко от Белорусского вокзала. Считал, что нам не нужно создавать другое общество, попытался исправить раскол. Народу пришло достаточно много, но уже другой контингент, не те, которые ходили постоянно в парк, а другие которые практически уже не посещали наш парк, или очень редко это делали. Оказалось, группа Гарипов - Галимов подготовились основательно и не собирались входить в наш КЛТКА «Туган тел». Тогда мне не хватило опыта. Одним словом, объединение не произошло, в результате оказалось у нас две общественные организация и у обеих «Туган тел».

Да, после неудавшейся попытки объединиться с раскольниками из группы Гарипов - Галимов, решили сменить название своей организации, отказавшись от приставки «Туган тел», чтобы не путаться с раскольниками и назвали «Московское общество татарской культуры», сокращенно МОТК. Это было конец 1988 года.

Возможно, объединиться бы не удалось, если бы даже согласился с переменой названия нашего общества, хотя это не от одного меня зависела. У этого тандема были другие планы, весьма далекие от культуры татар. Есть еще одно соображение, в те годы реальным авторитетом среди татар Москвы обладал я, а Галимов-Гарипов еще не приобрели авторитет у народа, то им нужно было выиграть время, заработать авторитет, борясь со мной, а не проблемами татарскими, а в последствии заменить меня всюду, где только возможно. Этого добиться было не так просто, и они принялись меня дискредитировать, где только могли, и мой авторитет среди народа поблек. Вся деятельность группы Гарипов – Галимов стало возвеличивание своей организации и хаяния нашей, особенно меня лично, хотя мы работали, а они занимались склокой.

В 1988 году, мы члены МОТК написали письмо в МГК КПСС с требованием открыть в Москве татарскую школу, организовали сбор подписей в поддержку своих требований. Летом в 1988 году вышел приказ № 307 по ГУНО (Городское управление народного образования), так тогда называлось учреждение над школами, разрешающие в Москве открыть в 20-школах и 15- детских садах факультативы татарского языка. Эта была победа. Я с энтузиазмом бросился искать учителей татар в школах. Нашел их достаточное количество, но они не были специалистами по татарскому языку, учились в русских школах и язык знали на уровне разговорного. Некоторые из них отказывались, всячески отговаривались, искали причины и находили их, некоторые соглашались. Я им организовал в Казани двухнедельные курсы переподготовки татарского языка, все же татарки, и они прошли в Казани эти курсы. Спасибо Министерство образования ТАССР, которое пошел на встречу нам и организовали эти курсы, обеспечили их проживание и пропитание, так что наши педагоги вернулись из Казани очень довольные и воодушевленные. И, самое главное, узнали, как нужно преподавать родной язык, да к тому же, их там встретили и проводили очень тепло. Я вел учет детей в Москве 1981 года рождения, обзванивал их родителей и предлагал отдавать своего ребенка в школу с татарским факультативом, рассчитывал на их базе в будущем открыть полноценную татарскую школу преподаванием всех предметов на татарском языке, а русский язык бы они изучали в программе иностранного языка. Как когда-то я сам учился в школе, русский язык входил как предмет, к нашему сожалению, все вышло наоборот, татарский язык дальше факультатива продвинуть не удалось. В этом повинны, в первую очередь, наши учителя сами, оказалось в них вакцина разрушения татарского языка, глубоко пустила корни, им кажется, что татарский язык можно изучать, чуть-чуть и этого достаточно. Величайшее заблуждение, наполовину ничего нельзя делать, это ничего практически не дает, а лишь отвлекает силы. Не даром же те дети, которые окончили школу с т.н. этнокомпонентным обучением, где татарский язык входил как предмет в неделю 3-5 часов (в разных школах по разному), в быту не читают татарские книги, не выписывают газеты и журналы на татарском языке. Это вот показатель эффективности этнокомпонентных школ, а теперь и вовсе запретили даже этот компонент.

В те же годы 1988 и 1989 гг. мы образовали Координационный Совет из нескольких общественных организаций, которым, как и нашей организации отказывали в регистрации в Моссовете. Это еврейское общество – “МЕКПО”, армянское общество - "БАРЕВДЗЕС", украинское общество "СЛАВУТИЧ", и был общество русское, уж и не помню точное название, кажется, это было общество “РАДОНЕЖ”. Они были в отличии наших организаций, зарегистрированы, у них этой проблемы не было, поэтому с ними связь была номинальной. Когда случилось землетрясение в Спитаке, мы армянам Спитака через общество «Баревдзес» оказали материальную помощь, правда сумма была небольшая (100 р.), но все же, тогда еще деньги были в цене. Мы постоянно поддерживали связь между этими организациями, то собирались у «Славутича», то у «Баравдзес», совместно атаковали Моссовет на предмет регистрации.

Сабантуи «Москва Измайлово -88, и Москва Измайлово -89» проводили по заявкам МОТК, и я назначал председателя Оргкомитета Сабантуя в те годы.

В 1989 году, мне удалось организовать трех месячные курсы изучения старой (арабской) графики, нашел помещение, преподавателей, желающих учить старую графику. В Измайловском парке для этих занятий помещение отказались выделить, общество «Знание» под свое крылышко нас то же не захотела брать, а РК КПСС все норовил нам запретить. Не просто было с помещением в те годы, сейчас можно взять в аренду, а тогда ни за какие деньги не возможно было снять, ни зал, ни какой-либо класс для занятий. Все было под контролем партийных структур. Помниться, в 1986 году, мы провели 100-летний юбилей Г. Тукая, в районной библиотеки Бабушкинского р-на, хотели повторить, нам отказали, сослались на запрет РК КПСС. Понимаете, если юбилей Тукая запрещают, то уж какие антисоветские разговоры мы могли вести на этих вечерах, или в других местах?

А так же в эти же годы начали меня регулярно приглашать на совещания руководители ГУНО Москвы. Не знаю почему, эти совещания были достаточно часты и можно, сказать, регулярны. Возможно, эта стиль их работы была такая, не могу сказать. На этих совещаниях настаивал, чтобы в Москве была открыта татарская школа, с преподаванием всех предметов на языке, а русский язык входил как предмет. Сотрудники и сотрудницы ГУНО никак не соглашались на это, вопрошали, «а где возьмем столько татарских детей для школы»? На что я отвечал: «Давайте соберем татарских детей из ближайших школ в одну школу, на расстоянии 3-4 автобусной остановки располагаются школы, вот из этих школ наших детей соберем в одну». На это не шли чиновники от ГУНО, это по их мнение «разделение» детей по национальному признаку. Я им отвечал, ничего подобного, они уже разделены с рождения, одни дети – татары, а другие дети – не татары, так что, этот вопрос вы искусственно поднимаете. Они понимали, мою правоту и искали пути, чтобы не соглашаться со мной в этом архиважном для нас вопросе. Потом на эти Совещания начал ходить Р. Галимов. В начале школами их организация не занималась, этими вопросами занимались мы и наша организация. Вдруг, вместо одной татарской организации на Совещании стал присутствовать две татарские организации, то у чиновников от образования появилась возможность выбора. Они и выбрали Р. Галимова вместо меня, поскольку на этих Совещаниях он всегда выступал на стороне ГУНО. Потом, нас (я и Фарит әфәнде Ханбеков, кандидат педагогических наук, специалист) не стали нас приглашать на эти Совещания, заменили нас с Р. Галимовым. Это у них ловко получилось, чувствовалось схема отработанная, раз не знаешь когда и где будет Совещание, то, разумеется, и присутствовать не можешь. А так формально чиновники от ГУНО правы, от татар присутствовал представитель, делали вид, им это не важно, какой он татарин, это их внутреннее дело, кому ходить на Совещания, пусть сами решают. Но приглашали только Р. Галимова, а, он, разумеется, мне не сообщал об этом, о проводимым Совещание ГУНО по школам.

Такое случилось и позже, когда было принято Решение зарегистрировать нашу организацию МОТК в Моссовете, после моего обращения к Горбачеву. Пригласили Р. Галимова с Н. Гариповым, а меня «забыли» известить, или поручили сообщить группе Гарипов – Галимов, а эти, разумеется, скрыли от меня. После ходили королями, вот их организацию «Туган тел» зарегистрировали, а на самом деле это было не совсем так. Спустя многие годы я узнаю, что тогда в 1989 году Моссовет зарегистрировал «Московское общество татарской культуры» МОТК, а слова «Туган тел», приплюсовали к названию нашей организации сами, ввели в заблуждение всех московских татар. Наглым образом, при содействии тогдашнего Секретаря Моссовета Юрия Виноградова, эти двое как жулики, прихватили наше общество, а мы об этом даже и не догадывались. Пока не прочел статью Р. Галимов на конференции по родному языку в 2009 года, что он является президентом МОТК «Туган тел»? Если бы я мог предполагать, что власти пойдут на подмену, то у них бы ничего бы не вышло, я бы эту регистрацию опротестовал. Вот так, эти двое обманом захватили наше общество и стали в ней править.

После регистрации, члены нашего общества стали на меня напирать с объединением с «Туган тел», пришлось пойти на уступку членам Совета, решили объединиться. Созвали Общее собрание, аж трех организаций, чуть не забыл, в те же годы, весной 1989 года появилась еще одно общество Московских татар – Татарский общественный центр (ТОЦ) им. М. Джалиля, во главе Земфиры Мухтаровой и Фуата Юсупова, эта организация ничем практически не занималась, кроме как пыталась выступить арбитром между МОТК, возглавляемой мной и «Товариществом любителей татарской культуры Туган тел», Галимова - Гарипова. Правда Земфира Мухтаровна, весной 1989 года организовала мишарский фольклорный концерт с Фирзаром Мортазиным, впервые мы увидели Фирзара именно на этом концерте, который прошел на Магистральной улице, в зале какой то средней школы.

Надоело «бодаться» с этими не честными людьми группы Галимов – Гарипов, решил не выставлять свою кандидатуру на пост председателя объединенного общества. Предложил на пост председателя академика К.А. Валиева. Так и случилось, академика избрали председателем, заместителем Р. Галимова, от предложения и мне быть заместителем академика, я отказался и был избран членом Совета объединенного общества, как мы думали «Туган тел».

Тандем Галимов – Гарипов быстро избавился от академика, они просто не стали его оповещать о времени заседания Совета, а нам заявляли, что академик занят. Я все же спустя какое-то время поинтересовался у академика Валиева: правда, что ли так? Академик был крайне удивлен, и сказал буквально, что его об этих заседаниях Совета «Туган тел» не известили. Академик не захотел впутываться в дрязги с этими двумя проходимцами и сложил с себя полномочия. Так автоматически председателем, или президентом «Туган тел» стал Р. Галимов, заместителем Н.Гарипов.

Поскольку мы постоянно обращались в МИД СССР и высшие партийные органы страны с просьбой вернуть нам Дом Асадуллаева, то в 1989 году МИД представил временно до освобождения Д. А. помещение на Стремянном переулке дом 49 (позже и 3-х комнатную квартиру по М. Татарскому пер дом 5), и начали мы члены Совета там дежурить по очереди каждый день. Вот однажды находясь на дежурстве в этой комнате дома 49 по Стремянному п., зазвонил телефон, поднимаю трубку и слышу женский голос: «Когда будет дом?» Я в недоумение, какой дом? Спрашиваю, «Вы куда звоните, это татарское общество «Туган тел». Отвечает, «правильно, туда и звоню, когда будет дом, деньги уже оплатили давно, все сроки прошли, а дачного домика все нет. Когда будет?» Я ответил, «извините, я не в курсе дело, попробую выяснить, где и что и какой дачный домик». Впоследствии стало известно, действительно группа Р. Галимов – Н.Гарипов организовали торговлю дачными домами, щитовые дома в разобранном виде из Сибири поступали в Москву, несколько домиков были и доставлены, цена домика 5000 рублей, тогда деньги были большие, Жигули стоило 5500 р., так вот они собрали денег у большой группы москвичей, а дома им не доставили. Времена были такие, если имеешь на руках печать, то можно было провернуть все что угодно. Вот эти деятели из «Туган тел» воспользовались моментом и заработали денег. Потом, обманутые люди судились с ними долго, поскольку дома они не получили, и денег им не вернули.

В том же 1989 году, объявили выборы съезда народных депутатов РССФР, была объявлена дата заранее, по Москве шли многотысячные митинги, вернули из ссылки академика Андрея Сахарова. В Москве все забурлило, то там встреча с А. Сахаровым, то тут встреча с Адамовичем, белорусским писателем, очень популярным в те годы в Москве. Я регулярно ходил на разные такие встречи, но не забывал и национальные наши интересы. В эти же годы был участником курултаев ТОЦ, впоследствии переименованной во ВТОЦ, был очень активным и везде поспевал. Разумеется, из поля зрения меня не выпускал и КГБ, с тех самых пор, с 1980-82гг. Я хотел попробовать баллотироваться в народные депутаты РСФСР, хотя победить на выборах и не очень надеялся. Поскольку кандидаты в депутаты имели доступ к СМИ и даже на ЦТВ, хотел этим воспользоваться и высказать свои соображения о бедственном положении татарской культуры, которую советская власть зажала просто донекуда. Начал искать пути выдвижения. Хотел непременно быть выдвинутым в нардепы РСФСР, только этот статус давал возможность принять участие в дебатах по ЦТВ, не скрою, мечтал получить такую аудиторию. Практики публичного выступления у меня никакого не было, тем более на ТВ, волновался, конечно, боялся не успеть высказать все те мысли, какие собирался сказать, во рту все пересохло, язык стал деревянным, все же с трудом, но сумел взять себя в руки. Важно было, чтобы меня именно запомнили избиратели. Чтобы не затеряться мне среди академиков, командиров воинских частей, космонавта, телеведущего, журналиста, а я был обыкновенным рабочим парнем, заметит ли меня избиратель? Да, там еще был и киноактер, Евгений Герасимов. Вот среди этого ученого люда сделать так, чтобы за меня проголосовал избиратель? Задача у меня была простая, но тем не менее, я справился с этим. Действительно избиратели заметили меня, татарина, им понравилась моя программа, она была смелая для того времени, и выразили свою поддержку. В моей избирательной программе были такие пункты, которых не было не у одного моего соперника. Я, хотел разрушить эту советскую империю и написал в своей программы, 1.чтобы выделить РСФСР из состава СССР, выделить компартию РСФСР из ЦК КПСС, поскольку все союзные республики имели свои компартии, а РСФСР не имела. 2. Создать собственную академию наук РСФСР. 3. Армию РСФСР. Вот основные пункты, которые было надо претворять в жизнь. Все союзные республики имели свои компартии, академии наук, правда армии никто не имел из республик, да она им была и не нужна. А РСФСР - ни своей компартии, ни своей академии наук, эти функции замыкались на верхушке СССР, показывая тем самым имперскую сущность СССР, поскольку субъекта федерации в лице РСФСР отсутствовал. Такое может быть только в империи, а не в федеративном устройстве, каковым, как бы являлся СССР. В последствии, все эти пункты из моей программы претворил в жизнь Б.Н.Ельцин в 1991 году, выделив из состава СССР – РСФСР. В принципе, чего я и хотел.

Не имея никакой команды, почти исключительно один, неожиданно приобрел сторонников, которые выразили свои желания поддержать мою кандидатуру на выборах, и, организовали встречи с избирателями. Так что, мои мысли оказались созвучными с мыслями избирателей. Всем порядком надоело правление страной коммунистов, все жаждали перемен. А я, простой рабочий парень предложил им то, чего немогли предложить ни академик МН Шапошников (муж космонавта В.Терешковой), ни актер Е. Герасимов, ни телеведущий программы «Взгляд» А. Политковский, ни космонавт А. Серебряков, ни командир воинской части, ни журналист из общества «Память». Я, конечно, был рад, и у меня появилась надежда на победу в предстоящих выборах. Да и к тому же и мой лозунг: «Партия отдохни немного от власти!», всем понравился и меня поддержали москвичи. Жаль, что до выборов не добрался, коммунисты сумели меня снять с выборов ни без помощи группы Галимова – Гарипова. Они в протоколе записали так, что оказалось за меня Совет «Туган тел» проголосовал 50%, а по закону нужно было 50% и плюс еще один голос. Они эту норму знали и специально записали, состав Совета состоит из 66 человек, на заседание присутствовало 36 человек, из них 33 человека за меня проголосовали, таким образом, 66 пополам получается 33, по закону все верно. Многих членов т.н. Совета, которых записал Нур Гарипов, фактически никогда их не пришлось видеть. Видимо, их вовсе не было.

С этим выдвижением получилось очень сложно, вначале хотел выдвинуться с место работы, пошел к начальнику и сказал ему о своем желание стать кандидатом в народные депутаты. Попросил содействие в проведение собрания и выдвижения моей кандидатуры в народные депутаты съезда РСФСР от Ботанического национально- территориального избирательного участка № 1. Начальник вроде как не отказал, сказал, что поручить парторгу Н. Гарбару. А парторг Гарбар так все устроил, что на собрание пришло всего три человека, вместо 300 по закону о выборах. Из этих троих я и мой доверенное лицо, а один пришел, как заявил мне, специально, чтобы выступить против меня. Я его поблагодарил, только вот не разобрался почему хотел выступить против? Я с ним почти не был знаком, не считая краткие курсы повышения квалификации, где встретились однажды (были в одной группе). Эти курсы мы все проходили периодичностью раз в 5 лет, он из соседнего участка крановщик башенного крана, никаких отношений, ни плохих, ни хороших. А все же хотел выступить против моей кандидатуры? Видимо недолюбливал татар, а так открыто против татар не выступал, как слесарь из нашего участка, когда узнал, что я собираюсь выдвигаться кандидатом в народные депутаты, весь посерел и заявил, «что он не хочет, чтобы татарин был у власти, хватит, что они были под нашим игом 300 лет».

Ну, что скажешь этому дураку? «Хорошо, голосуй против, от того, что один Алексей Гламаздин проголосует против, ничего не измениться, ведь есть еще и другие голосующие люди» сказал я ему.

Меня сняли из кандидатов, и поэтому округу победил А. Политковский, но участие выборной кампании мне многое дало. В одних и тех же газетах (Московская «Правда» и «Вечерняя Москва») были разные сообщения, в одном месте, что я в списке избирателей ДемРоссии занимаю первую строку, а в другом месте, что я снят из кандидатов в народные депутаты РСФСР. Отсюда можно сделать вывод, я действительно имел шанс выиграть тогда выборы и стать народным депутатом РСФСР. Там бы я обязательно поборолся с Хасбулатовым за место первого зама председателя Верховного Совета РСФСР, и кто знает, какой был бы результат?

Во время предвыборной кампании я встречался с кандидатами всех уровней, поскольку тот избирательный округ был большой, туда входило 52 территориальные округа по выборам народных депутатов на съезд РСФСР и еще больше избирательные участки по выборам в Моссовет. Тогда Моссовет состоял из 440 депутатов, а на каждое место кандидатов было не меньше 6-7 человек. А съезд народных депутатов РСФС состоял из 1200 депутатов, соответственно кандидатов было по РСФСР несколько тысяч. Их в одной Москве было несколько тысяч, 6 Национально – территориальных округов, а в них 52 территориального округа, т.е. Москва должна была избрать 312 депутатов на съезд нардепов РСФСР. Это число смело можно умножить на 7, то есть по Москве были выдвинуты кандидаты в нардепы РСФСР более 8-и тысяч. Вот среди этого огромного количества кандидатов на съезд народных депутатов РСФСР я шел первым по списку ДемРоссии. Тогда подавляющее большинство по Москве прошли и стали депутатами именно по списку ДемРоссии. Со многими кандидатами пришлось общаться, сложились вполне дружеские отношения, особенно по территориальным округам, их было 52 в нашем округе № 1. Да и по нашему округу тоже, вполне терпимые были отношения, иногда я общался с некоторым из них по телефону. Так же поддерживал отношения и с некоторыми кандидатами в Моссовет, даже спустя многие годы, к стати тогда он избрался депутатом в Моссовет (С.И.Белашов).

Конечно, КГБ надо полагать, меня не выпускал из поля зрения, видимо опасался появления среди татар Москвы не формального лидера в моем лице, способного повести за собой массы. И этот Нур Гарипов появился не случайно, где-то в 1982 году и стал крутиться вокруг меня. Я обратил на него внимание, показался национально мыслящим человеком, а не хватка кадров всегда ощущается. Или он появился в 1983 г., после того как я познакомился с писателем Тауфик Айди? С Т.Айди познакомился точно в 1983 году, поскольку он в том году был направлен в Высшие литературные курсы при МГУ где «старшие товарищи» из СП СССР и Москвы мастерство их оттачивали на ниве строительства коммунизма. Но Т.Айди и сам был человеком думающим, вполне самостоятельной личностью, был хорошо информирован, много ездил по стране, много читал, помог мне разобраться во многих национальных вопросах и бедах нашего народа. Была ли какая-та связь между Нуром Гариповым и Т.Айди? Не берусь судить, возможно, Тауфик также купился, как и я, на патриотизм Н. Гарипова.

Ладно, отвлекся немного. Я в своей общественной жизни встречался с двумя генералами КГБ. Один из них был татарин, генерал-лейтенант КГБ СССР Равиль Якубович, фамилию не помню, может, записал где-то, а может и нет. Как я уже упоминал, что в 80-ые годы прошлого столетия среди москвичей татар я был популярен. Со мной и с моей женой многие люди знакомились, приглашали в гости, выражали согласие с моими мыслями и т.д. Вот, на каком-то мероприятие, или на концерте, с Хавой познакомилась некая Аделина Якубовна. После стала часто нам звонить, так просто потрепаться, а мы люди открытые с женой, поэтому разговаривали и общались множеством людей, совершенно мало нам знакомых, но наши татары. Я это воспринимал как естественную реакцию на свое общественную деятельность и не тяготился новыми знакомыми. Жена старалась меня поддерживать в моих общественных делах и как могла помогала. Поэтому и ей было неудобно отказаться от навязываемой дружбы. Потом, мы, конечно немного задумались, когда проводили мой 50-летний юбилей, собрали много гостей, самых близких в то время с кем я общался. А наутро жена обнаружила странные порезы на занавесках на кухне и в спальне комнате. Что обозначали эти порезы, так мы и не смогли догадаться, так же неизвестно было и то, кто эти порезы из наших гостей мог сделать? Ясно было, что эта рука не друга порезала, и что хотели этим сказать, или предупредить о чем-то, не разобрались. Но, поняли не все друзья, с которыми я познакомился за последние годы, таковыми являются на самом деле.

Однажды вот эта Аделина Якубовна стала нас настойчиво приглашать в гости к себе. Мы с женой в начале попытались вежливо отказаться, но она никаких отказов не принимала. Рассказала о себе, о брате, который является генералом КГБ, что они из Астрахани, много чего было из семейной, или личной биографии, мало, что уже помнится теперь. Да к тому же, она все рассказывала моей жене, а жена уже делилась услышанным со мной. Ладно, уговорила она нас и в один из дней поехали в гости к Аделине Якубовной, где-то в район Преображенки, или Богородской. Жила Аделина Якубовна одна. Занимала 2-х комнатную стандартную квартиру. Наверное, где-то 30-32 кв.м. Гостей было немного - хозяйка сама, ее брат Равиль генерал-лейтенант КГБ с русской женой с ординарцем в звании подполковника и мы с женой, всего шестеро. Генерал Равиль Якубович был на два года старше меня, а Аделина Якубовна, лет на 5 старше нас с женой. Жена генерала, наверное ровесница, или чуточку моложе нас. Мы все были еще достаточно бодры, нам было по 50, а им соответственно, чуть больше. Разговаривали на русском, генерал сказал, что он руководил разгромом Узбекистана и его первого секретаря Ашрафа Рашидова. Бригада Гдляна-Иванова, следователей Генеральной Прокуратуры ССС, кто не помнит их, от республики камня на камне не оставили эти бравые следователи особого назначения.

В начале 1980-х годов Узбекистан вырвался вперед по всем экономическим и демографическим показателям и ростом национального сознания в Союзе. Разгром устроенной ЦК КПСС в 1983 году. Сильно повлиял на настроения узбекских масс. Вот поэтому эта республика была не готова к самостоятельности после известных событий в Москве 1991 года. Да и приход к власти И. Каримова, тот разгром сильно помог. Несмотря на свои заслуги перед страной, генерал-лейтенант КГБ Равиль Якубович, видимо не пользовался доверием со стороны своей конторы, иначе бы он в гости к сестре не пришел в таком окружении, чувствовалось, генерал был напряжен. Или эта встреча со мной была специально организована, под «дружеское застолье» у сестры? Не знаю, на столе была выпивка и разные закуски, но я от спиртного отказался. Раз я не стал пить, то и они не стали употреблять спиртное.

Я вел себя как обычно, а генерал мне показалось, был чем-то скован - все же татарин, хотя и генерал КГБ, возможно, беспокоился, а если вдруг, по итогу этой встречи заведут на меня дело?

Второй генерал, с которым мне пришлось познакомиться в середине 90-х годов, был генерал КГБ Стерлигов. Тогда сотрудники КГБ и МВД валом валили в демократические организации, их там принимали, выдвигали в депутаты, так они из кресел кабинетов из Лубянки и Огарева, переселилсь в кабинеты на Охотном ряду. Всех принимала в свои ряды ДемРоссия, мамаша нынешней партии власти и некоторых оппозиционных партий. Так вот и генерал КГБ Стерлигов А.Н. не исключение, скорее правилом было тогда для демократов, бравших власть в свои руки, чтобы гарантировать эту свою власть, решили подкрепить ее сотрудниками спецорганов. Мы с генералом Стерлиговым А.Н. провели Круглый Стол в Западном АО Москвы, если не ошибаюсь где – то в Крылатском. Тема была заявлена такая: “Есть ли необходимость создание Русской республики”? такая была формулировка, или похожая на эту, теперь уже и не вспомнить, как было в самом деле. Но важен факт, круглый стол с такой темой состоялся, ведущих было двое, я и генерал Стерлигов. Я с этим генералом КГБ не был знаком, как и откуда он тогда появился? Затрудняюсь сказать, но, одно бесспорно, все эти генералы и полковники КГБ и МВД в отставке тусовались в демократических форумах, частенько там выступали с разоблачениями “родной конторы”. Насколько они были искренни в своих разоблачениях, ничего сказать не могу – это уже на их совести.

Народу пришло немного, где-то человек 50 наверное, видимо округ не приглашал, хотя и обещали это сделать. Может сработала контрпропаганда со стороны генерала Стерлигова, кто скажет, что такой пропаганды не было? Обсуждение темы вызвал некоторый интерес у собравшихся, но, сторонников образования Русской республики было немного среди присутствующих. Тем не менее, впервые этот вопрос был вынесен и обсужден в аудитории, это уже не мало.

(продолжение будет)



Декабрь 2009 год – январь 2010 г.











Yorumlar








Aktif Ziyaretçi 13
Dün Tekil 767
Bugün Tekil 229
Toplam Tekil 1637290
IP 54.161.130.145






TURAN-SAM PRINTED ISSN: 1308-8041
TURAN-SAM ONLINE ISSN: 1309-4033
Journal is indexed by:

































































5 Rebiü'l-Evvel 1438
Aralık 2016
P
S
Ç
P
C
Ct
P
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31


Üstümüze kılıç çekilmedikçe, ülkemize girilmedikçe, teb'ama cefa edilmedikçe Bizden kimseye zarar gelmez. (Fatih Sultan MEHMET)


Ekle Çıkar









Anasayfa - Amaç - Misyon - Vizyon - Faaliyetler - Tüzük - Yönetim - Yasal Uyarı - İletişim

Her Hakkı Saklıdır © 2007 - 2017 TURAN-SAM : TURAN Stratejik Araştırmalar Merkezi
Sayfa 1.692 saniyede oluşturulmuştur.

TURAN-SAM rssTURAN-SAM rss
Google Sitemap

Sayac

"Bu site en iyi mozilla firefox'ta 1280x960 çözünürlükte görüntülenir."

Turan Portal v1.3 | Tasarım TURAN-SAM , Kodlama Serkan Aygün

Turan Nedir?, Bilimsel Dergiler, En popüler Bilimsel Dergi, Endeksli Bilimsel Dergiler, Saygın Bilimsel Dergi, Türk Dünyasının en popüler ve en saygın Bilimsel Hakemli Dergisi, SSCI, SCI, citation index, Turan, Türk Devletleri, Türk Birligi, Türk Dünyası, Türk Cumhuriyetleri, Türki Cumhuriyetler, Özerk Türkler, Öztürkler, Milliyetçi, Türkçü, Turancı, Turan Askerleri, ALLAH'ın askerleri, Turan Birliği, Panturan, Pantürk, Panturkist, Türk, Dünyası, Stratejik, CSR, SAM, Center for Strategical Researches, Araştırma, Merkezi, Türkiye, Ankara, İstanbul, Azer, Azeri, Azerbaycan, Bakü, Kazakistan, Alma-Ata, Astana, Kırgız, Bişkek, Kırgızistan, Özbekistan, Özbek, Taşkent, Türkmen, Türkmenistan, Turkmenistan, Aşxabad, Aşkabat, Ozbekistan, Kazakhstan, Uzbekistan, North, Cyprus, Kıbrıs, MHP, AKP, CHP, TURKEY, Turancılık, KKTC, Vatan, Ülke, Millet, Bayrak, Milliyet, Cumhuriyet, Respublika, Alparslan Türkeş, Atatürk, Elçibey, Bahçeli, Aytmatov, Bahtiyar Vahabzade, Yusuf Akçura, Zeki Velidi Togan, İsmail Gaspıralı, Gaspırinski, Nihal Atsız, Alptekin, Kürşad, Tarih, Kardeş, Xalq, Halk, Milletçi, Milliyetçi, Yürek, Ürek, Türklük, Beynelxalq, Arbitrli, Elmi, Jurnal, Nüfuzlu